b_150_100_16777215_00_images_stories_Iskusstvo_portreti_yarockiy1.jpgБорис Михайлович Яроцький народився 25 травня 1933 року у м. Кремінній. Після закінчення Лисичанського педучилища вступив у I Ленінградське артилерійське училище, пізніше закінчив Військову академію та захистив кандидатську дисертацію з філософії.
Автор кількох десятків книг. Активно співпрацює з газетами і журналами, де висловлює свою думку щодо проблем Росії, України, рідного краю.
Борис Яроцький – доктор філософських наук, академік Міжнародної Академії духовної єдності народів світу, Герой Праці Росії.

Следы князя Игоря ведут на Кременщину

отрывки из книги


Предки новокраснянцев - донские казаки - пришли на реку Мечетную в начале XVII века. Здесь они основали станицу, а затем, после восстания Болотникова, царская казна объявила их крепостными крестьянами и продала воронежскому помещику Кольчугину, а тот, по преданию, обменял их на породистую собаку.
В округе земля разная: есть тучные черноземы - это ближе к Бараниковке, а есть и такая, где растет разве что один чабрец - это ближе к Кременной. Здесь проходит граница между лесом и степью, и ее, эту границу, как бы обозначает река Мечетная, тихо текущая в низких песчаных берегах. Мечетную и рекой назвать язык не поворачивается - уж больно смахивает на ручей.
Но эта река со своим легендарным прошлым. Задолго до петровских времен московские картографы обозначали ее синей жирной линией.
Чем же река Мечетная заслужила право быть обозначенной уже на допетровских картах?
Прежде всего, она точно указывала станицу, соседствующую с пограничными селениями татар, вассалов крымского хана.
И все же, как свидетельствуют документы, у московских картографов были более веские причины для нанесения на российские карты реки Мечетной: в истории Древней Руси она оставила заметный след. Какой же?
В середине XIX века на песчаном берегу Мечетной житель Новокраснянки крестьянин Стариков нашел старинный меч. На мече были выгравированы буквы славянской письменности. По всей вероятности, это были инициалы хозяина меча.
Находка не стала сенсацией. Старинные изделия находили здесь и раньше, в частности, поделки из бронзы: бляхи, пряжки, пластины, служившие, видимо, украшением конской сбруи.
Если бы меч, найденный Стариковым, был из железа или бронзы, на него, пожалуй, не обратили бы внимание. Но ценность, по мнению сельчан, представляла рукоятка - она была из серебра. Меч несколько столетий пролежал в грунте, и серебро не окислилось.
Как мне объясняли специалисты, в запасниках Русского исторического музея есть несколько подобных мечей тысячелетней давности: на рукоятке одного из них изображена голова тигра. Меч этот византийского происхождения. Не исключено, что на вооружении русских дружинников было оружие, купленное в Византии или других странах Ближнего Востока. В Византии, а до того в Древнем Риме, тигр символизировал силу и бесстрашие.
Действительно, найденный у реки Мечетной меч мог принадлежать кому-либо из русских князей, очутившихся в здешних местах примерно тысячу лет назад.
Найденные на малом пространстве сотни наконечников стрел, несколько мечей и множество предметов от конской сбруи, имеющих русское и половецкое происхождение, наводили меня на мысль, что битва русских с половцами весной 1185 года, почти за сорок лет до нашествия татаро-монголов, могла произойти между рекой Красной (в черте нынешней Кременной) и рекой Мечетной.
Многолетний поиск наградил меня уникальным документом - письменным свидетельством непосредственного участника того, трагического для русских, похода, в котором путивльский князь Игорь намеревался «поломать копий на дальней окраине степей половецких».
Передо мной летопись, найденная в Костромском Ипатьевском монастыре.
Текст привожу в свободном изложении, чтобы читатель мог легко ориентироваться в пространстве и во времени.
Итак, весна 1185 года.
Игорь Святославович, внук Олега, отправился из Новгорода (имеется в виду Новгород-Северский Черниговской области) во вторник 23 апреля, взяв с собой брата Всеволода из Трубчевска (Брянской области), племянника Святослава Олеговича из Рыльска (Курской области) и сына своего Владимира из Путивля.
Князья шли медленно, собирая войско и щадя лошадей.
И вот, когда они приблизились к Донцу (примерно в пятидесяти километрах южнее нынешнего Харькова), уже перед вечером Игорь посмотрел на небо и увидел, что солнце словно уменьшилось, стало как ущербленный месяц.
Игорь в тревожном изумлении сказал боярам и дружине:
- Видите ли вы? Что означает знамение?
Все посмотрели и поникли головами.
- Княже! - сказали они. - Это знамение не к добру.
Игорь возразил:
- Братья и дружина! Тайн божьих никто не знает. Бог - творец того знамения, как всего своего мира, а на добро посылает нам его Бог или на зло, посмотрим.
С тем Игорь переправился через Донец и, придя к Осколу, два дня ждал брата своего Всеволода, который шел из Курска другой дорогой.
Оттуда они вместе пошли к реке Сальница (современное название реки Жеребец). Здесь к ним вернулись разведчики, которые были высланы вперед, чтобы захватить «языка».
Разведчики сказали Игорю:
- Мы видели ратных людей. Много людей. Враги ваши, как нам показалось, готовы к бою. Так что вы, князь, или идите вперед быстрее, или возвращайтесь домой: не в пору вы собрались.
Тогда Игорь стал говорить со своими братьями:
- Если мы вернемся не бившись, то нам позор будет пуще смерти. Пусть уже, что Бог пошлет.
Так, поразмыслив, они продолжали ехать вперед всю ночь. А на другой день, в пятницу, по свидетельству очевидца, уже в обеденную пору они встретили половцев. Те, не дойдя до русских, собрались на холме от мала до велика, выстроились на другом (восточном) берегу реки Сюурлии (современное название - Красная), оставив свой лагерь за собою.
Далее очевидец пишет:
«Наши разделились на шесть полков: Игорь с отрядом в середине, справа брат его Всеволод. По левую руку - племянник Святослав. Впереди стал сын Игоря - Владимир. За ним отряд Ярослава - ковуи под начальством Ольстина. В третий полк - стрельцы, выбранные из всех полков.
Так построились они к битве.
Игорь сказал братьям:
- Братья! Мы этого искали. Будем держаться.
И двинулись на врагов, возложив надежду на Бога».
... Так в день Святого Воскресенья на реке Каяле (Мечетная, противоположный приток Красной) Бог навел на них свой гнев и послал нам плач вместо радости и скорбь вместо веселья.
Затем летописец снова возвращается к судьбе Игоря в плену:
«Половцы оказали уважение его (Игоря) званию и не делали ему ничего дурного: к нему приставили 15 половцев простых, да еще 5 познатнее, так что всей стражи было 20 человек. Но давали ему свободу ездить и охотиться с ястребами. При нем было пять или шесть человек прислуги. А стража относилась к нему с уважением и слушалась его: если он кого пошлет куда, они безропотно исполняли его приказания».
Здесь уместно заметить, что уже начался май, в рост пошли травы, стало тепло, и половецкие ханы съехались в свою летнюю столицу - на восточное побережье реки Тор. Теперь это территория в черте города Славянска Донецкой области, а река переименована в Казенный Торец.
Ханские шатры стояли на довольно большом пространстве, до современного поселка Приволье Луганской области. Такая разбросанность диктовалась кормовой базой для лошадей - главного богатства половцев.
Туда же, в летнюю столицу, был из-за Донца переправлен плененный у Каялы (Мечетной) князь Игорь и его родственники, бывшие с ним в одном походе.